Григор Минасян не исключает, что в тюрьмах находятся невинные люди

23 January, 2015hetq.am

 Интернет-газета "Hetq" ("След") ознакомилась с материалами ряда уголовных дел 15-20- летней давности ,в основе судебного приговора  которых, в основном, показания,a научные исследования в них - редкость (возможно, лишь судмедэкспертиза трупа).   И это в том случае, когда речь идет о наиболее тяжких преступлениях: убийствах, за совершение которых лица были приговорены к смертной казни или к пожизненному лишению свободы. Притом, что есть лица, приговоренные к высшей мере наказания, которые десятки лет утверждают, что очутились за решеткой вследствие судебной ошибки.  Однако вещественные доказательства уничтожены, а возможность пересмотра дела - мала. В то время как, например, в США пересмотр старых уголовных дел стал закономерностью. По пересмотренным в США уголовным делам  на основании ДНК экспертизы было выявлено, что в 229-и случаях из 318-и (72 процента) лицо было приговорено к смертной казни или к длительному лишению свободы в результате ложных показаний.  Истинного  же преступника свидетели указали лишь по 90 случаям (39 процентов). В то время, когда невинное лицо отбывало наказание, истинные преступники, находясь на свободе, совершили еще 98 преступлений. Интервью "Hetq"-а с управляющим партнером Юридической фирмы АМ Григором Минасяном посвящено поиску  возможных решений указанных  проблем

-Какие шаги Вы видите по вопросу  возможности пересмотра  уголовных дел 15-20 -летней давности?

Прежде всего, необходимо создать правовые основы пересмотра дел. На данный момент четко установлены все те условия, наличие которых может явиться основанием для пересмотра уголовных дел лиц, осужденных вступившим в законную силу приговором суда. Такими основаниями являются предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом РА новые или вновь открывшиеся обстоятельства. Какого-либо другого основания для пересмотра указанных дел на данный момент нет. Подобное правовое основание может быть предусмотрено только правовым актом, имеющим не меньшую юридическую силу нежели уголовно-процессуальный кодекс РА.

Безусловно, процесс принятия правого акта по данному вопросу необходим.

Необходимо понять, какая правовая процедура будет предусмотрена для пересмотра дел, по какому принципу будут отбираться те дела, которые будут подлежать пересмотру. Важно чтобы, подобная процедура не привела к проблемам в дальнейшем, как с точки зрения разночтений и толкования, так и с точки зрения возможных проявлений дискриминации по отношению к отдельным лицам. Самой трудной задачей, по нашему мнению является именно проведение такого разграничения, невозможно будет предусмотреть, что пересмотру подлежат, например, только те приговоры, которые основываются только на показаниях или приговоры, в которых имеет или не имеет место заключение экспертизы трупа. Каждое дело имеет свои индивидуальные признаки, и подобные разграничения могут вызвать еще больше проблем и недовольства.

Вероятно, возможно отделить ту группу дел, которые были рассмотрены в порядке, установленном предыдущим процессуальным кодексом, то есть до 1999 года, однако и в этом случае могут возникнуть проблемы.  Дела с уничтоженными вещественными доказательствами, основанные исключительно или в большей своей части на показаниях, могут быть и после 1999 года, и мы вновь  будем иметь дело с проявлением дискриминации. Следовательно, в случае принятия правового акта, предусматривающего возможность пересмотра, данная возможность должна быть предоставлена всем лицам, по сей день отбывающим наказание в виде пожизненного лишения свободы.     

Безусловно, цель данного процесса имеет такую важность, что можно потратить необходимые ресурсы для пересмотра дел всех лиц, осужденных на пожизненное лишение свободы, однако особенно важно ,что будет в итоге. А в итоге мы имеем более 100 дел, в которых нет ничего, кроме показаний. В них нет вещественных доказательств, так как они были уничтожены, имеющиеся в них заключения экспертиз имеют меньшую ценность по причине отсутствия этих вещественных доказательств.  Непросто найти ту грань,которая определит, какие именно дела получат иной ход в результате исследования вещественных доказательств и заключений, имеющихся в данных делах: Безусловно, я не исключаю, что могут быть такие дела, в результате изучения которых будет очевидно отсутствие оснований для осуждения. 

В девятипунктном списке доказательств в Уголовно-процессуальном кодексе РА почетный 7-ой пункт занимают показания: свидетеля, подсудимого, потерпевшего, подозреваемого. Иными словами, в основном показания людей, заинтересованных в исходе дела. А достижения науки: заключения эксперта и вещественные доказательства - на последнем месте. Какого Ваше мнение как юриста, оправдан ли такой подход в условиях стремительного развития науки?

Подобная классификация доказательств не дает нам основания отдавать предпочтение какому-либо из них по отношению к другим: В уголовном процессе какое-либо доказательство не имеет изначального преимущества по отношению к другим доказательствам, имеющимся в деле.  Все доказательства исследуются и оцениваются в их совокупности со стороны суда в результате полного, всестороннего и объективного рассмотрения дела.

Если руководствоваться такой логикой, то показания обвиняемого имеют более важное значение для дела, нежели заключение эксперта. Практика позволяет сформировать мнение, что на данный момент заключение эксперта имеет более весомое значение по уголовным делам, нежели показания лиц, особенно подозреваемого или обвиняемого. Однако, в формальном смысле, ни одно доказательство не должно иметь преимущество по отношению к другим.

-Как Вы считаете, в наших тюрьмах есть невинные люди?

Не исключаю. Как вы уже отметили, даже хваленая система правосудия США имела свои ошибки, которые возможно было исправить с помощью научных достижений. Вероятно, если бы мы были дальновидны и законодательно не закрепили бы уничтожение вещественных доказательств, то у нас тоже могли бы быть зарегистрированы такие результаты, в частности, путем проведением тестов ДНК.

-Прокуратура периодически заявляет, что необходимы вновь открывшиеся обстоятельства для пересмотра дел. Кто должен их выявлять, если на практике нет людей, занимающихся старыми делами?

Как уже было отмечено, решение данного вопроса не отведено прокуратуре. Согласно действующему правовому регулированию единственной правовой процедурой для пересмотра дела является обжалование приговора по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Эти обстоятельства могут выявиться как в результате работы государственных органов, так и людей, осуществляющих защиту осужденных лиц и работы организаций.  

-"Hetq" предлагает составить группу из комиссии по государственно-правовым вопросам Национального Собрания или из ученых другой соответствующей государственной структуры и изучить расследованные начиная с 1990-ых до наших дней дела лиц, осужденных на длительное или на пожизненное лишение свободы. Целью является осуществление мониторинга и выявление процентного соотношения  показаний  и научных исследований в этих делах. Является ли такое предложение приемлемым для Вас, как Вы видите организационное воплощение данного предложения?

-Проблема является важной и на пути решения данной проблемы должен быть предпринят целый ряд шагов. Во-первых, как вы сказали, можно в рамках специальной комиссии обсудить имеющиеся дела, понять, есть ли вопросы, требующие решения в теоретическом плане. Следующий шаг, на мой взгляд, требует большей затраты профессиональных навыков. Должна быть разработана четкая процедура, которая, после принятия в виде правового акта, без возбуждения недовольства и трудностей может решить существующие проблемы.

-17-го декабря состоялось открытие армянского филиала Европейской организации публичного права. Какие возможности может предоставить организация в процессе поиска и нахождения решений вышеупомянутых вопросов?

-Неоднократно публично заявлял, что данная международная организация располагает гигантскими профессиональными ресурсами и может служить любой государственной организации и публичному процессу, когда будет конкретная проблема или задача. Мы готовы получать и распространять в нашей международной профессиональной сети конкретные правовые вопросы по данной и другим проблемам, по которым наши международные партнеры предоставят прогрессивные и полезные решения. 

Отзывы
Facebook
 

Свяжитесь с нами